Длительное время меня мучает мысль, с которой я хочу сегодня поделиться. Я обязательно оформлю ее в какую-то целостную статью, но сейчас хочется просто услышать мнения.

В эти дни мы много думаем и говорим об освобождении политузников Крыма. Их уже больше 70 человек. Они сидят незаконно, а вопрос их освобождения должен быть приоритетным.

Но. Где гарантии, что следующий месяц не принесёт нам имена новой группы так называемых «террористов», «экстремистов», «сепаратистов». Где гарантии, что отдав одних, не заберут других? Освободив Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова, которых, фактически, второй раз депортировали из Крыма, за год силовики пополнили список ещё на 17 узников.

А что будет с теми узниками веры и совести по всей России? Русские, узбеки, таджики, украинцы, чеченцы, дагестанцы, башкиры, казанские татары. Тысячи прекрасных людей проводят лучшие годы своей жизни в клетке со спертым воздухом, просто потому, что так решила «репрессивная машина». Многодетные отцы, талантливые люди, профессионалы в области полученного образования сегодня закованы в наручники.

Кто и когда это остановит? Разве жизнь одного человека может быть важнее жизни другого? Я с трудом понимаю, как вообще можно делать выбор. Жизнь Олега Сенцова в ИК Лабытнанги - это такая же жизнь Руслана Зейтуллаева в ИК Башкортостана. Жизнь Руслана Зейтуллаева - это такая же жизнь Аллы Беспаловой в СИЗО Санкт- Петербурга. А жизнь Аллы - это такая жизнь Павла Гриба и Романа Сущенко, имама Махмуда Велитова. Все они столкнулись с несправедливостью. Это сравнение можно продолжать бесконечно.

Очевидно, что необходимо другое, коренное решение. Не торги за жизнь каждого политузника, где невольно приходится делать выбор и составлять список «личностей-приоритетов», искать компромиссы и играть в политические шахматы.

Необходимо международное давление , на саму практику использования антиэкстремистского и антитеррористического законодательства, которое Россия использует в борьбе с инакомыслием, в борьбе с оппозицией, в борьбе с Исламом.

Люди, которые сегодня умеют думать и чувствовать боль других людей, должны остановить эту машину.

Именно поэтому Олег Сенцов поставил условием прекращения голодовки освобождение ВСЕХ политзаключённых. Потому что он тоже не смог сделать выбор.

Невозможно, не сломав себя, делать такой выбор.