Дело Хизб ут-Тахрир
Бахчисарайская вторая группа

11 октября 2017 года в Бахчисарае у шестерых крымских татар, соблюдающих мусульман, прошли обыски. Салиев Сейран Алимович (1985 г.р.), Асанов Марлен (Сулейман) Рефатович (1977 г.р.), Ибрагимов Тимур Изетович (1985 г.р.), Зекерьяев Сервер Зекиевич (1973 г.р.), Белялов Мемет Решатович (1989 г.р.), Аметов Эрнес Сейярович (1985 г.р.) были безосновательно взяты под арест.

Марлену (Сулейману) Асанову вменяется ч.1 ст.205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации»). Тимуру Ибрагимову, Мемету Белялову, Серверу Зекерьяеву, Сейрану Салиеву и Эрнесу Аметову вменяется обвинение по ч.2 ст.205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации»).  

21 мая 2018 года, в г. Бахчисарай и с. Долинное Бахчисарайского района в результате обыска были задержаны Мустафаев Сервер Рустемович (1986 г.р.) и Смаилов Эдем Назимович (1968 г.р.). Им вменяют ч.2 ст.205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации»).

Позже Тимуру Ибрагимову и Мемету Белялову переквалифицировали обвинение с ч.2 ст.205.5 на ч.1 ст.205.5 УК РФ. Уже больше двух лет восемь человек из числа крымских татар находятся в заключении по необоснованному обвинению.

Кроме этого, всем фигурантам вменяется ч.1 ст.30 и ст.278 УК РФ («Приготовление к насильственному захвату власти организованной группой по предварительному сговору»).

На данный момент уголовное дело находится на стадии рассмотрения по существу в Южном Окружном военном суде в Ростове-на-Дону. Всем задержанным грозят сроки от 15 до 20 лет лишения свободы в колониях строгого режима.

По мнению адвокатов, которые работают с данной категорий дел, на протяжении всего следствия не представлено ни единого доказательства вины и причастности подсудимых к террористическим актам или насилию.

В основу обвинительного приговора легли показания «секретного свидетеля» и выводы религиоведческой экспертизы. Примечательно,  что религиоведческая экспертиза выполнена экспертами в области культурологии и филологии, не имеющих глубоких познаний в религии, в частности, в Исламе.

Согласно материалам дела, обвиняемые не имели оружия, взрывчатки, боеприпасов, не планировали совершать террористический акт и не призывали других к осуществлению террористических действий. Отсутствуют какие-либо доказательства свидетельствующие о попытке свержения конституционного строя Российской Федерации и захвата власти. Материалы дела содержат аудиозаписи, на которых зафиксировано, что осужденные вели дискуссии на религиозные и политические темы. Что фактически и явилось единственным доказательством совершения ими преступления террористического характера.

На сегодня в Крыму по подобным обвинениям арестовано, находится под следствием и осуждено уже около 70 человек. Количество людей, которых приговаривают к десятилетиям заключения, при том, что даже по версии следствия они не совершали, не готовили и не планировали никаких террористических актов будет только расти. Потому что арестов по этим обвинениям в Крыму с каждым годом всё больше.

По мнению правозащитного центра «Мемориал»,  который более 15 лет наблюдает за различными формами давления на мусульман в России, а после 2014 года и в Крыму, «государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя. Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости террористических преступлений (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. После появления ст. 205.5 в УК РФ «раскрытие» серийных дел о членстве в ХТ предельно упростилось, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Однако этим не исчерпывается политический мотив преследования мусульман в аннексированном Крыму. За 4 года аннексии Крым вошёл в тройку регионов с самыми масштабными преследованиями участников ХТ российскими властями. Целью российских силовиков стала исторически нелояльная группа — крымские татары (за редкими исключениями все фигуранты дел об участии в ХТ идентифицируют себя с этой национальностью). Упрочение власти в регионе достигается как арестами, так и десятками обысков в домах и мечетях», - говорится на сайте «Мемориала».
    
Данная волна преследований в России началась 14 февраля 2003 года, когда Верховный Суд, рассмотрев в закрытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Генерального прокурора РФ, признал террористическими 15 исламских организаций и запретил их деятельность на территории РФ. Одной из запрещенных организаций стала «Хизб ут-Тахрир». В мотивировочной части решения ВС РФ отсутствуют какие-либо данные о террористической деятельности «Хизб ут-Тахрир» - в соответствии с определением терроризма, данным в Уголовном Кодексе РФ и Федеральном Законе РФ «О борьбе с терроризмом» от 03.07.1998, что является очевидным основанием для признания этого решения необоснованным. Несмотря на то, что организация «Хизб ут-Тахрир» с момента создания (1953 год) не совершила ни одного теракта, в России она признана террористической, а её членов необоснованно судят как террористов.
 
Антиэкстремистское и антитеррористическое законодательство России последовательно превращается в репрессивный инструмент борьбы с инакомыслием и мирными собраниями. Первым обвиняемым по делу «Хизб ут-Тахрир» был гражданин Узбекистана Касымахунов Юсуп Салимахунович. Он был задержан 13 февраля 2004 г. в Москве.

Фигуранты

Адвокаты

Яз, умметим!
Поддержи политзаключенных